….


* * *

Добрый отец Доминик, исповедовавший умиравшего священника, освободился лишь через неделю Денно и нощно молясь у постели собрата, он был настолько усерден, что больной... выздоровел! Еще на несколько дней монаху пришлось задержаться для полной уверенности в состоянии здоровья пациента. Пожилой священник воспринял это с присущей ему кротостью и смирением, как дополнительное испытание в суете мирской жизни. За это время он получил от крестьян массу полезных сведений. Многое из случайных разговоров, слухов, домыслов и сплетен показалось ему очень важным. Что-то ненормальное творилось в близлежащих деревнях. Например, днем окрестные жители всячески прославляли Гагу Великолепную, местную управительницу, чей замок стоял за лесом, а ночью пугали ее именем детей. Случайные приезжие исчезали невесть куда, а бродячие цыганские таборы обходили эти места далеко стороной. Здешние жители явно боятся ходить в церковь и не верят ни во что, смирившись с ролью убойного скота. Проводя редкие минуты отдыха за логическим анализом информации, он чувствовал, что медоточивый образ улыбчивой властительницы наливается черными красками. Безуспешно ожидая своих друзей, отец Доминик начал собственное расследование и, не выходя из деревеньки, дознался, что замок Безупречной посетили трое мужчин и молодая девушка. Но оттуда, традиционно, не вернулись. Прекрасно зная характерец всей компании, священник быстро смекнул, что Джек со товарищи попал в крупную переделку. Но, будучи по натуре человеком робким и застенчивым, не полез штурмовать замок, а, взяв у выздоровевшего собрата лошадку, отправился восвояси. Куда именно - не знал никто...


* * *

А у Каменных Следов разгорелся жаркий спор, в любую минуту готовый перейти в смертоубийство.
- Не буду я его тащить, он тяжелый!
- А я тебе говорю - слезай! Слезай и помоги мне, негодник! Вдвоем мы сумеем его выручить.
- Да как же я слезу?! - взвыл замученный Сэм, - Этот сумасшедший так привязал меня к твоей спине, что у меня все пузо расплющило! Я сейчас больше похож на мохнатого цыпленка табака, чем на болонку.
- Перегрызи ремень! - приказал колдун.
- Издеваешься, да? Нашел крокодила...
- Да ты хоть попытайся! Пойми, дурачье, без Джека нам все равно никогда не стать людьми. Мы даже достойными представителями животного мира быть не можем, так и останемся декоративными зверюшками. Нам не найти пристанища...
- Ну, кому как... Болонки, знаешь ли, всегда в цене!
- Если ты сейчас же не возьмешься за дело, - окончательно осатанел Лагун-Сумасброд, - я начну валяться на спине, пока не сделаю из тебя мокрый коврик!
Сэм смолк. Какое-то время просто молчал, потом, так же молча, вгрызся в ремень. Ученик чародея трудился с завидным упорством и уже через час был на свободе. В смысле - рухнул с пони, не в силах даже пошевелить затекшими лапками.
- Хватит валяться! - строго прикрикнул колдун. - Попробуй набросить пряжку ремня на шпору левого сапога Джека.
- Нет проблем, - едва слышно выдохнул бедный песик. - Сегодня я особенно похож на ковбоя!
С восьмой или девятой попытки затея увенчалась успехом. Долгими объединенными усилиями друзей Сумасшедший король был сдвинут с опасной плиты. Мгновенье спустя он чуть не задушил Вилкинса в объятиях. Почти в ту же минуту из-под воротника Джека выскочила "исчезнувшая" мышь и с нахальным писком скрылась в камнях. Трое друзей яростно засопели.
Много позже, расположившись на солнцепеке, веселая троица предавалась бессовестному обжорству. Черные гномы добросовестно загрузили седельные сумки колдуна лучшими припасами, так что их "пророк" чувствовал неодолимое желание переименоваться в Шарика. Он и в самом деле круглел на глазах.
- Погодка сегодня - чудо! - умиротворенно отметил Джек.
- Теплынь... Любви хочется, - мечтательно поддержал пес.
- И всего в двух днях пути находится Трехгорье Герберта, - встрял Лагун-Сумасброд. - Там проведем военный совет, соберемся с силами, пошлем весточку Лоренсу, мобилизуем войска, поднимем народ и всей мощью ударим по Мек-Беку!
- Ну вот, - сумрачно буркнул его ученик, - ты ему о лирике, о душевных порывах, о возвышенных материях...
- Он шутит! - Джек остановил ретивого пони. Еще немного - и Вилкинс наверняка схлопотал бы копытом по пушистому лбу. - Вы абсолютно правы, учитель. Сегодня ночуем подальше от Каменных Следов, а к завтрашнему вечеру, возможно, и одолеем горы.
- Господи, дай мне силы вытерпеть выходки этого фрукта до Трехгорья. А там я упрошу Герберта превратить его в бессловесную шавку! - горячо простонал старый колдун.
В общем, микроклимат в компании быстро восстанавливался. Сэм подтрунивал над Джеком и его неожиданной симпатией к молодой ведьме. Сумасшедший король столь же весело острил по поводу липового пророческого дара своего мелкого мохнатого друга. Лагун-Сумасброд снисходительно слушал их пикировку, временами вставляя шпильки тому и другому. Им и вправду оставалось не так далеко идти. Благодаря сквозному тоннелю и заколдованной тропе они умудрились сократить путь через горы вчетверо, да еще остались все живы-здоровы - пара шишек не в счет, - а единственной серьезной потерей являлось отсутствие одного рукава на куртке Джека.
Ночь прошла достаточно спокойно. Но утром все были разбужены явственным содроганием почвы. С ближайшего склона катились камушки, земля гудела, тяжелая поступь неотвратимо надвигалась.
- Бежим! - взвыл пес. - Бежим куда-нибудь, на нас надвигается нечто ужасное! У меня расстроенная нервная система...
- Может, все же посмотрим, кто там? Лично мне эти шаги напоминают нашего общего знакомого, старину Дибилмэна.
- Ты прав, Джек, - кивнул пони, невозмутимо помахивая хвостом. - Данные шаги действительно идентичны шуму, производимому крупным великаном средних лет, обладающим приличным весом и почти наверняка самыми изысканными манерами.
- Дибилмэн, говоришь? - несколько приободрился Сэм, - Ну, это уже не очень страшно. Хотя в таком виде я не хотел бы с ним встречаться, он и в бытность мою крупной собакой не всегда меня замечал...
В тот же миг из-за скалы вышло огромное длинноволосое существо.
- Это не он, - признал Джек.
- Вот и я говорю, что бы ему здесь делать? - невинно захлопал длинными ресницами колдун. Над друзьями возвышалась великанша!


* * *

На вид ей было лет сорок - сорок пять, но так как понятия возраста у великанов довольно своеобразные, то можно было смело прибавить к этим цифрам сотню-другую. Волосы длинные, тщательно уложенные в подобие Вавилонской башни. Одежда напоминала нечто среднее между пыльным ночным пеньюаром и смирительной рубашкой. На шее висели резные цепи: от золотых до якорных. Как и всякая женщина, великанша пользовалась косметикой. Глаза она, похоже, подводила полной ладонью угля, а губы красила малярной кистью. Из-под налакированных ногтей виднелся черный ободок грязи. В целом зрелище впечатляло...
- О, завтрак пришел!
- Я не завтрак! - едва увернулся от растопыренных пальцев Лагун-Сумасброд. - И не обед, и не ужин! И вообще, не трогайте меня - я серьезный научный деятель!
- Джек! Сделай что-нибудь нехорошее, она же его съест! - возмутился песик, предусмотрительно укрываясь за камушком.
Положение было отчаянным. Сумасшедший король выхватил меч, подумал и вложил его в ножны. Он улыбнулся, пригладил волосы, попытавшись придать своему лицу самое дружелюбное выражение:
- Доброе утро, миледи. Не имею чести знать ваше имя, но все равно счастлив видеть.
- Ты это серьезно?! - Великанша присела на обломок скалы, удивленно воззрившись на Джека. - Вообще-то я людей не ем, так что...
- Как вы могли подумать?! - вспыхнул Сумасшедший король, - Неужели вы предположили, что я хочу подольститься к вам? Просто в моей жизни не часто встречались великаны, и я искренне рад лицезреть еще одного представителя вашего рода.
- Замечательно! Какой такт, образование, воспитание! Ах, молодой человек, если бы у моего сына были такие друзья... но увы! Лошадка, не бойся, я тебя не съем.
- Вы куда-то шли, у вас озабоченное лицо, может быть, мы можем вам помочь?
- О, как трогательно! - В глазах гигантской женщины блеснули сентиментальные слезы. - Человечек на крохотной коняшке предлагает мне свои услуги.
- А еще у нас есть собака - настоящая болонка! В смысле - я... - осмелел Вилкинс, высовываясь на свет Божий.
- Ух ты муси-пуси! Чудо, прелесть, игрушка! И все умеют говорить, да еще так интеллигентно. Я всегда твердила моему Дибби: держись хороших людей, но разве теперешние дети слушают своих родителей?
- Сочувствую... Однако, возможно, все не так уж и плохо? Позвольте представить вам ученого и волшебника Лагуна-Сумасброда. А это - его ученик Сэм Вилкинс. На какое-то время они превращены в животных, но мы это уже проходили. Мое имя Джек по прозвищу Сумасшедший король. Как нам обращаться к вам, миледи?
- Полное имя Шиз де Лигофрен, но вы можете звать меня просто - тетушка Шиза, - ласково улыбнулась женщина, и вся компания почувствовала себя легко и непринужденно, как в гостях у заботливой матушки.
Великанша оказалась не только не злой, но даже скорее необычайно душевной, приятной, улыбчивой особой. И через пару минут они уже взахлеб рассказывали новой знакомой о своих приключениях, а уж кто еще мог бы так живописать события. Суровая реальность подкреплялась бурной фантазией, мелкие беды вырастали до уровня общечеловеческой трагедии, подвиги казались масштабными, деяния легендарными, лишения и тяготы просто эпическими. Великанша охала, ахала, оглушительно хохотала, счастливо взвизгивала, возмущенно хлопала себя ладонями по коленям и даже рычала в зависимости от линии сюжета. Джек понял, что завербовал в свои ряды надежного союзника.
- Через горы пойдем завтра, - твердо сказала мадам де Лигофрен. - Я понесу вас, так будет быстрее. Все равно нам по дороге. Мне давно следовало бы заглянуть на ту сторону гор, но столько дел, знаете ли... То стирка, то глажка, то варенье...
- А вы там что, собственно, потеряли? - хихикнув, брякнул Сэм.
- Сына! - строго ответила великанша.
- У вас пропал сын? Признаться, в нашем королевстве не так много великанов... Можно сказать, мы знаем их наперечет. Не могли бы вы описать ваше дитя? - вежливо вступил пони, отпихнув копытом неугомонного пса.
- И правда, тетушка Шиза, расскажите поподробнее. Мой брат - король этой страны, мы разошлем гонцов во все концы. Вам помогут...
- Ой, ребятки мои, да неужели? - умилилась женщина. - Он ведь, стервец, сбежал уж около года назад. Нахватался на улице разных словечек, надерзил мне, ну я и... выдрала его грешным делом. А он сбежал.
- Маленький, значит? - опять влез ученик чародея.
- Ну... росточком с меня будет. Уж скоро и борода расти начнет. Одет в безрукавку синюю, штанишки, не сказать чтобы новые. На лицо симпатичный такой... Он вообще добрый. Это улица его испортила. Как скажет что-нибудь эдакое, у меня просто руки опускаются. Все эти "в натуре", "на фиг", "балдеж"...
- Дибилмэн! - хором опознали сына великанши Джек, Вилкинс и Лагун-Сумасброд.


* * *

Так что теперь через горы компаньоны перебирались со всем возможным комфортом. Все трое бултыхались в обширном кармане тетушки Шиз де Лигофрен. Качка была как при хорошем шторме, что, однако, компенсировалось скоростью и безопасностью движения. Хотя бедного Сэма это уже не радовало... Сумасшедший король трижды высовывал его наружу, держа за шкирку, - бедного пса тошнило.
- Дже-е-е-ек! Дав-вай ее остановим... Я... я... лучше пешком пой-ой-ду!
- Не слушай его, мой мальчик! - кричал колдун со дна кармана. - А ты, тунеядец, не надрывай наш слух своим жалким блеянием. Благодаря безвозмездной помощи этой доброй женщины мы делаем до десяти миль в час. И это в труднодоступном районе, в условиях гор, при разреженном воздухе!
- Дже-е-е-ек, спа-си-и меня-а-а...
- Сэм, дружище, ну потерпи немного. Меня тоже укачивает, но ведь от этого не умирают. Зато...
- Я не об эт-том, порожняя баш-ка... Втащи меня об-рат-но... ой! Она через расще-ли-ны прыгает... Я уп-паду, мама!
Сумасшедший король втянул песика назад и, присев, прижал несчастного к груди. Если собаки могут бледнеть, то Сэм был уже зеленоватым.
- Брат мой придурочный, я уми... ик! умираю... Завещаю тебе... как душеприказчику... Короче, все завещаю.
- Да что у тебя есть, кроме блох?! - возмутился пони. Лагун-Сумасброд уютным калачиком устроился в углу кармана, и качка его нимало не беспокоила. Соответственно все страдания собственного ученика он посчитал сплошной симуляцией, - Сам хотел побыстрее, а теперь строит из себя кисейную барышню.
- А я... а меня... сейчас опять стошнит! - с жалкой угрозой в голосе всхлипнул пес.
- Вряд ли... Уже нечем, - неуклюже утешил Джек.
- Тогда я умру! Умру и буду здесь пахнуть...
- Выбросим! - категорично заключил колдун. Сэм приутих, и около часа в кармане царили мир и согласие. Потом великанша шепотом позвала Джека. Можете себе представить, на каком расстоянии был слышен такой шепот?
- Что случилось, тетушка Шиза?
- Нас окружили.
Сумасшедший король показался из кармана и оглядел окрестности. Похоже, они попали в засаду, а может, просто по случайности наткнулись на небольшой боевой отряд. Второе больше походило на правду. Джек сполз обратно, задыхаясь от хохота:
- Господа, это невероятно! Там... ой, умру со смеху! Вы не поверите, там они... опять!
Сэм, не выдержав, влез чуть ли не на голову своего друга и, высунув нос наружу, едва не отдал Богу душу от удивления:
- Черные упыри!


* * *

Казалось, время повернуло вспять. Страшные, бездушные воины в глухих шлемах, вороненых доспехах, укрытые черными шелковыми плащами. Давно умершие, поднятые из своих могил древней магией, они не знали страха, чести, совести и верно служили своему хозяину. Их можно было убить, но если тело не пробивали осиновым колом, то спустя несколько дней они вставали снова. Жестокость и злобное упрямство этих тварей не имели границ. Безжалостные слуги леди Морт... Неужели и сама Госпожа каким-то чудом уцелела?! Вихрь воспоминаний захлестнул Джека, если бы он не убил ее собственноручно, то наверняка бы решил, что страшная королева жива. А черные упыри, как бы они здесь ни появились, тем временем готовились к бою. Великанша села на скалу и вытащила из кармана друзей. Вокруг с обнаженными мечами кружило двадцать всадников в черном.
- Вы их знаете?
- Да, тетушка Шиза. Они нас уже давно допекают, - отозвался Джек. - Лагун, как вы думаете, откуда они вообще появились?
- Горы заканчиваются, - махнул хвостом колдун, - думаю, это Мек-Бек позаботился закупорить перевал. Так, на всякий случай.
- Не понял, - вклинился Сэм. - А где этот надутый кровопийца их набрал? Штамповка та же, что и у леди Морт. Где-то открылась фабрика по производству упырей? Конвейер, Госстандарт, сертификат качества, фирменная марка...
- Мальчики, я их боюсь, - поджала ноги мама Дибилмэна. - У них такие неприятные глаза...
- Не волнуйтесь, мадам, вы под охраной! - Сумасшедший король поклонился и, выхватив меч, спрыгнул вниз. Один из всадников, по-видимому начальник отряда, двинул коня вперед:
- Ты Сумасшедший король?
- Я, - несколько смутился Джек.
- Великолепная приказала убить тебя.
- Кто?! Господи, мы что, всегда будем воевать с женщинами? Кто бы ни придумал эту историю - она повторяется. Наверно, вы хотели сказать, что вас послал Мек-Бек?
- Мы не подчиняемся воскресшему богу. Не он вызвал нас к жизни.
- Несправедливо, - уперся Джек. - Ну почему все не как у людей? Снова эти раздраженные женщины! Каждой от меня чего-то надо...
- Жениться тебе надо! - твердо объявил белый песик, последовав за другом. - Дамочки к тебе так и льнут. Вспомни-ка, леди Морт тоже жутко надулась, когда ты ей отказал. Вот и Гага из-за того же вредничает Женись - они враз отлипнут!
- О чем вы там вообще спорите, тунеядцы?! - заорал сверху рассерженный пони. - Они же убивать вас пришли! А вы все о глупостях каких-то - женись, не женись! Бред какой-то! Нашли о чем беспокоиться - бежать надо!!!
- Логично, - посмотрели друг на друга Сэм и Сумасшедший король.
Только в сказках герой дерется один против двадцати, в реальном бою даже против двоих опытных воинов устоять очень трудно. Сэм рванул наверх к спасительному карману, а вот Джеку дорогу преградил начальник отряда. Правда, в результате столь опрометчивого поступка он вылетел из седла... Джек сдвинул брови и ввязался в неравный бой.
- Хулиганы! Что вы себе позволяете?! - загрохотал неуверенный голос великанши.
Лагун-Сумасброд изо всех сил лягнул ее копытом, добившись таким образом внимания женщины:
- Не хотелось бы вас беспокоить, но именно эти чернявые негодники постоянно терроризируют вашего сына.
- Что?! - уже совсем другим тоном взревела огромная мамаша.
- Да, да, - радостно подтвердил Вилкинс. - Если так и дальше пойдет, они его курить научат!
- Ах вы шпана эдакая!!! Я вам покажу, как портить моего невинного мальчика! Я вам покажу!..
Надо ли писать о том, что было дальше? Джек разумно спрятался за обломок скалы. Что такое жалкие девятнадцать упырей, вооруженные до зубов, на боевых конях, против разгневанной женщины средних лет, своеобразной наружности, защищающей собственного сына?! Не удивлюсь, если кто-нибудь из черных всадников долетел до окрестностей Бесклахома...


* * *

Леди Шелти встретила тюремщика самой обворожительной улыбкой. Обычно он приносил ей еду и ставил миску на довольно далеком расстоянии, так что девушка едва дотягивалась до нее кончиками пальцев. Дело не в его злобном нраве, он выполнял приказ. Стражника предупредили о воинских талантах дочери рыцаря. Вот и на этот раз, поставив миску, тюремщик привычно прикинул взглядом расстояние, повернулся спиной... Шелти прыгнула с места, как золотоволосая молния, обрывком цепи врезала по темечку врага и аккуратно отнесла в угол обмякшее тело. Добыв ключи, она избавилась от остатков кандалов. Путь свободен! Оставалось найти оружие и до подхода друзей начать партизанскую войну. Возможно, воспитываясь в ином мире, иной среде, иных условиях, она могла бы вырасти робкой средневековой девицей. Богомольной, покорной судьбе и мужу, помышляющей лишь о детях да хозяйстве, но жизнь распорядилась иначе. Добрая, ласковая, чуткая по отношению к друзьям, дочь рыцаря, не задумываясь, вгоняла нож в горло противника, стреляла из лука на скаку, рубилась коротким мечом и при необходимости ругалась не хуже портового грузчика. Замок Гаги Великолепной был достаточно велик, но Шелти с редкой проницательностью избрала для себя самое надежное укрытие - собственную камеру! Она попросту связала очухавшегося стражника, заткнула ему рот его же носками и закрыла в пустующем подвальчике. Вновь надела на ногу кандалы, заперла дверь изнутри и спокойненько дождалась вечернего обхода. Тюремщика, естественно, хватились. Но не нашли, а пленница была под "замком", с "прежними" цепями на ноге, так что к ней просто приставили нового стражника. А в ту же ночь в замке стали происходить странные события...
Например, ни с того ни с сего запылала библиотека. Изысканная и Утонченная ударилась в глубокую истерику! Сгорели все тома ее поэзии, прозы, философских трудов, критических статей и научных открытий. Особенно возмущало то, что покусились на книги - светоч культуры и образования! Но что поделать, если у дочери рыцаря были свои взгляды на истинные литературные ценности... Виновных не нашли, на всякий случай Гага устроила массовую порку прислуги. Следующей же ночью после экзекуции кто-то разрисовал галерею портретов Великой и Несравненной черной краской, превратив реалистичные полотна в махровый авангардизм. С холстов смотрели рогатые, беззубые, длинноухие "гаги" с выпученными глазами и носами пятачком. Великолепную откачивали в ванне с валерьянкой. Репрессии возобновились. В целях профилактики выпороли всех крестьян из трех близлежащих сел. Никому и в голову не пришло, что настоящий виновник всех бед "честно" сидит под замком, прикованный к стене. Утром третьего дня Гага обнаружила свой мраморный бюст работы известного скульптора утопленным в сортире...
В это же время король Лоренс, младший брат Джека, принявший трон Бесклахома, знакомился с длинным докладом отца Доминика. Лоренс был молод, но испытания, с лихвой выпавшие на его долю, сделали из него серьезного и дальновидного правителя. Неожиданная смерть отца, женитьба, опять же неожиданная гибель старшего брата, его возвращение, злобные интриги собственной супруги, оказавшейся чудовищной колдуньей, борьба за трон и, наконец, престол, великодушно отданный ему Джеком, - серьезная школа жизни для двадцатилетнего человека. Молодой король очень тонко уловил "подводные течения" странной истории, рассказанной монахом. На северных окраинах королевства складывалась ситуация, способная привести к гражданской войне. Если жители одной области, воспылав фанатизмом воскресшего бога, начнут навязывать свою веру другим, то кровопролития не избежать. Лучшие рыцари короля погибли в борьбе с драконом из Хауза, гвардией наемников рисковать не стоило, а мобилизация войск требовала времени и расходов. Лоренс логично предложил задушить заговор еще в зародыше. С этой целью отцу Доминику было выделено пятьдесят стрелков из лука и разрешение на все боевые действия по усмотрению монаха. Добрый священник с поклоном принял командование. Потом, подумав, направился во вверенный ему монастырь. Проведя там рекрутский набор и увеличив свой отряд на сотню здоровенных монахов, он уверенно двинулся в сторону замка Гаги Великолепной.


* * *

- Трехгорье! - восторженно объявил Сэм, высунув нос из кармана великанши, Сумасшедший король придерживал его за шкирку. - Джек, а ты помнишь, как мы впервые встретились с Гербертом? Бодрый старикашка... А как он обложил тебя трехэтажной руганью? А как мы отпаивали его нашатырем? Ха-ха-ха...
- Нашатырь не пьют! Что же касается меня, то я буду только рад еще раз встретить моего друга и наставника. Ругаться он, конечно, любит, но именно его уроки неоднократно спасали мне жизнь.
- Не одному тебе, мой мальчик, - напомнил колдун со дна кармана, - Во времена наших еще студенческих попоек он вытаскивал меня из таких злачных мест, куда даже демоны не рисковали соваться без охраны.
- О ком это вы? - ненавязчиво поинтересовалась Шиз де Лигофрен. Великанша не сбавляла ходу, что, впрочем, не помешало ей чисто по-женски влезть в чужую беседу.
- Мы вспоминаем одного знакомого пенсионера, - радостно пояснил песик. - Когда-то Джек расквасил ему нос. - Не может быть! Джек, такой милый, воспитанный мальчик, ударил дедушку?
- Он врет! - покраснел Сумасшедший король.
- Я вру?!
- Это все не так было!
- Самюэль! - возмутился пони. - Прекрати скандал! Еще раз затеешь ссору - я тебя первый выброшу.
- Вот так всегда, - сухо отметил ученик чародея. - Страдать за правду - мой пожизненный крест. И чем крепче я за нее бьюсь, тем больнее моей заднице!
- Ну, так в чем же, собственно, было дело? - настаивала великанша, и тут с ближайшего пригорка ей ответил дребезжащий голос:
- А ну, стой! Корова старая...
Бедная тетушка Шиза едва не села от такого приветствия. У знакомой сосны стоял тощий, лысеющий старик в черном балахоне. Выражение лица строгое, глаза хитрые, борода козлиная, усы торчком. Великанше он был не выше колена. Однако чувствовалось, что понятия страха для него вообще не существует.
- Я к кому обращаюсь, дылда двухмильная?
- Но... вы... мы... как это? - чуть слышно пролепетала ошарашенная женщина - по-видимому, великаны к оскорблениям не привыкли.
- Что-то я не понял... Ты хоть говорить-то членораздельно можешь? Ну, не можешь - не говори... Слушай внимательно. Сейчас я отвернусь, а когда повернусь обратно - тебя здесь уже не будет! И помни, кариатида дубовая, подобная мягкосердечность для меня не характерна.
- Здравствуйте, наставник Герберт! - радостно завопил Джек, высовываясь из кармана.
- Что?! Мои друзья в плену!!! - В руках старика молнией сверкнул невесть откуда появившийся меч. Добрая мама Дибилмэна испуганно отпрыгнула назад.
- Нет! Все в порядке! Мы просто пришли к вам в гости, - восстановил мир Сумасшедший король.
- А она?
- Она наш друг. Позвольте представить вас. Это ведун Герберт, мой учитель. Это мадам Шиз де Лигофрен, а Дибилмэн ее сын.
- О! Простите мою горячность, достопочтенная. - Старик склонился в вежливом поклоне. - Был не прав, одичал в горах, одиночество не красит интеллигентного мужчину.
- С нами еще Лагун и Сэм, - продолжал комментировать Джек, по мере того как его друзья появлялись из кармана.
- Бог и святые угодники! Лагун, старый хрыч, ты ли это?
- Я, старина. В последнее время у нас были некоторые внутренние проблемы.
- Видно невооруженным глазом. Ого, наш коврик для блох стал клубком для вязания?!
- Я - Сэм Вилкинс! Во мне живет душа пророка черных гномов. Я требую достойного обращения и отдельных апартаментов.
Герберт по очереди обнял всех троих, шаловливо потыкав песика в пузо.
- Мадам, - повернулся он к великанше, - прошу вас следовать за мной. Такие высокие гости - большая честь для меня. Ну и вы, придурки, тоже пошевеливайтесь, я хочу услышать новую историю уже завтра утром.
- А почему не сегодня вечером? - наивно поинтересовалась великанша.
- Сегодня я хотел бы рассказать вам грустную историю о любви...
Трое друзей с сочувствием посмотрели на тетушку Шизу.


* * *

К утру великанша была "готова". Обстоятельная история романтической любви, поданная самым нудным рассказчиком в мире, могла уложить кого угодно! Сэм в свое время выдержал восемь часов. Шиз де Лигофрен - двенадцать! Говорят, были герои, слушавшие этот эпос двое суток, правда, потом их откачивали... В общем, будить бедную женщину было совершенно бессмысленно, и наши друзья коротали время за содержательной беседой.
- А знаешь, Лагун, тебе даже идет быть пони. Будь моя воля, я бы пошел дальше и превратил тебя в ослика.
- У тебя талант - портить настроение! - сухо откликнулся старый колдун, а Герберт уже трепал за ухо болонку:
- Сэм, дружочек, брось ты эту беготню. Давай я устрою тебя комнатной собачкой к какой-нибудь знатной леди. Тихо, уютно, харч хороший, работы никакой. Заведешь себе болоночку, щенков наплодишь. Все равно, если честно, то расколдовать я вас не смогу.
- Спасибо. Утешили...
- Неужели ничего нельзя сделать? - взмолился Джек.
- Нет, - отрезал ведун. - Магия воскресшего бога очень надежна в своей простоте. Пойми, губошлеп, ничего даром не проходит! То, что твой наставник был какое-то время сивым мерином...
- Черным конем! - возмущенно фыркнул пони.
- ...наложило определенный отпечаток на всю его психику. Мек-Бек ничего не смог бы сделать, если б не нашел эту зацепку. Вернуть вам человеческий облик я не смогу. По крайней мере, пока жив заколдовавший вас кровопийца.
- Ну, так он недолго проживет на свете! - грозно рявкнул Вилкинс. - Уж об этом я позабочусь!
- У нас мало времени, - напомнил Сумасшедший король. - В плену у Гаги леди Шелти, где-то в тех краях пропал ее батюшка, потом мы совсем забыли об отце Доминике. Да и сам Мек-Бек скоро войдет в силу. Что бы вы посоветовали, сэр Герберт?
- А леший его знает!
- Мы пропали, мы пропали, мы пропали! Я всегда говорил, что с таким руководством...
- Прекрати визг, негодник! Разбудишь маму нашего Дибилмэна.
- Что ж мне теперь - и не пискнуть? - захныкал песик. - Диктаторы! Совсем права голоса лишают...
- Скажите, если я правильно понял, то моих друзей смогли превратить в животных, подобных тем, кем они были раньше, так?
- Правильно. Возьми с полки пирожок, - похвалил ведун.
- Ну а еще раз превратить их в тот же тип нельзя? - внес интересное предложение Джек. - Пони - в рыцарского коня. Болонку - в огромного боевого пса. Это ведь не нарушит принципов заклинания Мек-Бека. Они по-прежнему останутся собакой и лошадью. Просто мы подкорректируем их физические данные.
- Неплохо... - задумался Герберт.
- Блестящая идея, мой мальчик! - умиленно прослезился старый колдун.
- Надеюсь, обойдемся без пластической операции? - съязвил его ученик.
- Мне надо подготовиться, - твердо решил ведун - Общий сбор вечером, за час до заката.
- Слушай, Джек, - на минутку задержался песик, - как ты считаешь, когда я был крупной собакой, Шелти чаще обращала на меня внимание?
- Несомненно.
- Так я и думал. Маленькую собачонку любят с определенной долей жалости, как живую игрушку. Ее даже не возьмут с собой в ванну, утонет. А вот когда я был большим... Помнишь, как ты попросил меня проводить ее до ручья?
- Сэм, прекрати!
- Сейчас ты еще можешь заткнуть пасть беззащитной болонке, но вскоре... Став огромным сторожевым псом, я вновь обрету священное право говорить на равных. Думаю, что мои шансы сейчас повысились за счет сокращения конкуренции.
- Что ты имеешь в виду? - смутился Сумасшедший король.
- Твою внезапно вспыхнувшую страсть к подземельной ведьме!
- Я глубоко уважаю леди Лорену и готов отдать за нее жизнь, но любовь... Это все-таки нечто иное.
- Не лги мне, несчастный, у тебя это плохо получается. Я сразу заметил, как ты на нее смотрел! Особенно на...
- Бац! - Ладонь Джека смела болтливую собачонку, и минуту спустя Сэм был накрепко связан ремнем. Он бешено вращал глазами, но позвать на помощь не мог - его друг позаботился о кляпе. Некоторое время подумав, Сумасшедший король приподнял упеленатого "узника" и, засунув его в седельную сумку, повесил на сук ближайшего дерева.
- Где Вилкинс шляется? - ненароком поинтересовался подошедший ведун.
- Спит, - безмятежно ответил Джек. - Я думаю, ему стоит набраться сил перед сегодняшним колдовством...


* * *

Только к вечеру Лагун-Сумасброд и старый Герберт отыскали нужную книгу, а в ней соответственное заклинание. Часа три составляли необходимый порошок и варили снадобье. Мама Дибилмэна, отоспавшись, активно помогала всем, чем могла. Практичный ведун, беззастенчиво пользуясь ее добротой, пополнил свои запасы угля и дров на три года вперед. Кроме того, великанша слегка изменила русло широкого ручья, так что Герберту не пришлось бегать с ведрами туда-сюда. Джек трудился вместе со всеми, всячески выгораживая "уставшего" песика. Наконец в небе показались звезды, и ведун объявил о начале переколдовывания:
- Все в сборе?
- Все. Только Вилкинса нет, - подумав, доложил Лагун. - Мальчик мой, тащи сюда этого спящего красавца.
Понурив голову, Сумасшедший король побрел к отдаленному дереву. Вернулся он минут через десять, неся на вытянутых руках кожаную сумку, из которой высовывалась мрачная, полная негодования, однако молчаливая морда Сэма. Негодование было искренним, молчание - вынужденным.
- Господи, что это? - округлила глаза великанша.
- Это Сэм, - дружелюбно пояснил Джек.
- Это мы видим, - несколько удивленно начал мохноногий пони, - а кто додумался его так упаковать? А кляп в рот засунуть?
Сумасшедший король виновато развел руками. Колдун и ведун обменялись понимающими взглядами.
- Хорошо. Тогда хоть объясни, о чем он трепался на этот раз?
- О Шелти... и о Лорене... вообще-то, я не хотел его обидеть...
- Понимаю, самому давно хотелось устроить что-нибудь подобное. Но сейчас я попрошу тебя развязать обалдуя, Герберт собирается его увеличивать. Ремень может не выдержать.
- Как скажете, учитель...
- Но кляп, пожалуй, не стоит вынимать, - поразмыслив, добавил Сумасброд.
Это было разумным компромиссом. Долгое время просидев в сумке в связанном виде, бедный Вилкинс был просто не в состоянии пошевелиться, но учинить скандал он мог запросто!
- Давайте я подержу нашу пушистую крошку, - попросила мама Дибилмэна, баюкая на огромной ладони разнесчастную болонку.
Меж тем ведун Герберт разжег костер, всыпал туда необходимые порошки, вылил содержимое зеленой склянки - все заткнули носы от непереносимой вони. Бодрый старик разгладил усы и, обмакнув палец в глиняную плошку с краской, нарисовал магический знак на лбе мохноногого пони. После чего проделал ту же процедуру с Вилкинсом. Воздух странно заколебался, запах конского пота и собачьей шерсти буквально резал ноздри. Ведун высыпал еще горсть снадобий в костер, речитативом произнося заклинания. На последнем слове грянул гром! Тело Лагуна-Сумасброда стало резко трансформироваться, шкура растягивалась, кости увеличивались, мускулатура наращивалась. Маленький пони менялся на глазах. Меньше чем через четверть часа перед Джеком стоял могучий рыцарский конь. Благородное животное подошло к Сумасшедшему королю и ткнулось бархатистой мордой в плечо.
- Все в порядке, учитель?
- Чувствую себя превосходно! Состояние совершенно неадекватное...
- У нас еще есть второй подопытный кролик, - напомнил ведун и обратился к Сэму.
После повторения той же процедуры над болонкой на руках у тетушки Шизы оказался лениво потягивающийся огромный сторожевой пес. Сэм демонстративно выплюнул кляп, размял лапы и зевнул, сверкнув серебряным клыком.
- Ну, как ты? - поинтересовался Герберт.
- Полный порядок. Чувствую себя как никогда великолепно. Сила бурлит в мышцах, кровь горячит жилы, а мозг строит планы покорения мира. Но прежде я хочу выполнить свое самое жгучее желание - посчитаться кое с кем за бездну чудовищных оскорблений, нанесенных одной маленькой, беззащитной болонке! - И серый пес с места прыгнул на Сумасшедшего короля. Оба с хохотом закувыркались в траве. Джек щекотал Сэму ребра, а ученик чародея делал вид, что отгрызает другу ухо.
- Резвится молодежь, - философски заключил Лагун-Сумасброд.


* * *

Джек вспоминал, как в прошлые времена они втроем провели у ведуна целую зиму. Сколько всего разного он познал, сколько полезного выучил, а тихие беседы у пылающего очага... Герберт повествовал д
Бесплатный хостинг uCoz